Александр Скоробогатов (skorobogatov) wrote,
Александр Скоробогатов
skorobogatov

Categories:

Объединение Германии: каков чистый выигрыш для ФРГ?



Что лучше, капитализм или социализм? Тридцать лет назад этот вопрос казался решенным. Однако сейчас социалистические идеи снова в тренде. Многим импонируют такие ценности как равенство и справедливость, к которым апеллируют социалисты всех мастей. Но все имеет свою цену. Равенство обеспечивают путем перераспределения доходов, снижая стимулы к труду и предпринимательской инициативе как у тех, к кому залезают в карман, так и у тех, кому из чужого кармана что-то перепадает.

Поэтому в среднем по миру – чем ровнее, тем беднее. Имеется множество исследований, которые подтверждают эту закономерность. Как правило, такие исследования сравнивают разные регионы мира, соответственно по степени социализма и экономическим успехам. Однако выводы из таких исследований подвергают сомнению на том основании, что страны находились в разных стартовых условиях, плановым экономикам кто-то мешал полноценно функционировать или им попутно приходилось решать множество дополнительных проблем, с которыми не сталкивались их конкуренты из капиталистического мира.

А что если успешная капиталистическая страна объединится с бывшей социалистической? Как это повлияет на ту часть вновь образовавшейся страны, которая всегда была капиталистической? Ведь в этом случае едва ли можно говорить, что эту страну притесняют или у нее не те условия. При этом, если социализм как экономическая система не уступает капитализму, такое объединение, как минимум, должно иметь нейтральный эффект в отношении самочувствия старой капиталистической части объединенной страны. Если же социализм обеспечивает более низкий уровень производительности, то социалистическая часть в объединенной экономике потянет за собой вниз капиталистическую.

Такого рода естественный эксперимент уже проводился, и его результаты мы можем наблюдать и поныне. Речь идет об объединении Германии. Как известно, после войны этот народ был разделен на две половины – ФРГ и ГДР, в которых были выстроены, соответственно, капиталистическая и социалистическая системы. В 1990 г. две экономики были объединены, и за прошедшие с тех пор три десятилетия накопилось достаточно данных, чтобы судить об эффекте этого объединения в отношении западной, капиталистической, Германии.

Соответствующее исследование, проведенное с помощью метода синтетических контролей, было опубликовано здесь, а я кратко перескажу основной результат.

Начну с выводов, представленных на заглавной картинке. На ней показана динамика душевого ВВП настоящей и синтетической Западной Германии до и после объединения с ГДР. Синтетическая Западная Германия воспроизводит основные характеристики близких ей стран по уровню экономического развития до падения Берлинской стены. Основная идея синтетического региона в том, что его характеристики могут быть с большой точностью выведены из характеристик других регионов. Напр., если нам известны душевой ВВП, объем инвестиций и инфляция во всех странах бывшего СССР кроме одной, в последней ее неизвестные характеристики можно вывести из известных характеристик остальных стран. При этом, чем ближе стран друг другу по своим характеристикам, тем больше точность предсказания.

Дальше, если в одной из стран вдруг произойдет экстраординарное событие (революция, стихийное бедствие или открытие богатого месторождения ценного ресурса), остальные страны перестанут предсказывать эту страну так хорошо, как они это делали раньше. Причем разница между предсказанным и фактическим значением интересующей нас характеристики как раз и может служить мерой эффекта нашего события. (Подробнее описание метода см. в постах о влиянии антиалкогольной политики на потребление водки и алкогольную смертность в нашей стране.)

Как раз такое экстраординарное событие и произошло в Германии тридцать лет назад, когда она присоединила к себе бывшую плановую экономику. Как видно на рисунке, остальные страны ОЭСР хорошо предсказывали Западную Германию до присоединения к ней ГДР и плохо после. Разрыв между предсказанным и реальным душевым ВВП служит мерой влияния этого события на экономику Западной Германии, и оцененный эффект говорит не в пользу объединения с точки зрения ее интересов. Экономика ФРГ выросла за тринадцать лет после присоединения ГДР, но, если бы она просто продолжала функционировать отдельно, она бы выросла больше (об этом говорит курсивная линия, обозначающая синтетическую ФРГ).

Эффект можно показать и более явно в виде разрыва между реальным и предсказанным душевым ВВП, как на картине ниже.



Разрыв на графике наглядно показывает, сколько каждый год теряла ФРГ в единицах душевого дохода после 1990 г.

Таков основной результат. Теперь можно поговорить о потенциальных возражениях или о robustness checks. Предположим, что разрыв в предсказании был вызван не объединением Германии, а тем, что характеристики других стран, используемые для предсказания, относятся к более раннему времени. Что если мы предскажем Германию не до 1990 г., а, напр., до 1975 г.? Если метод механически создает разрыв с любого момента времени, которым мы ограничили предсказание, то и с этого года мы должны наблюдать разрыв и, значит, дело не в событии 1990 г., а в методе. Наоборот, если девяностый год коренным образом все меняет так, как не менял ни один год в предшествующий период, то даже если мы ограничим предсказание более ранней датой, его качество будет высоким вплоть до девяностого года. Результат такого плацебо-эксперимента на рисунке ниже.



Как видим на рисунке, ФРГ периода 1975-1990 гг. хорошо предсказывается характеристиками стран ОЭСД периода 1960-1975 гг. Таким образом, приложив метод к 1990 г., мы разрыв получаем, а если к 1975 г. – нет. Значит, между периодами до и после объединения есть систематическая разница.

Другой плацебо-эксперимент состоит в том, чтобы аналогичный метод приложить к другим развитым странам, из которых мы конструировали синтетическую Западную Германию. Действительно, если мы создадим синтетическую Францию, не получится ли похожий разрыв после девяностого года. Если да, то дело не в объединении Германии, а в каком-то общем тренде, затрагивающем многие страны.

Чтобы свести результаты такого эксперимента для всех стран воедино, представим на одном графике отношения предсказаний до и после 1990 г. Если в Германии в это время произошло нечто особенное, то соответствующее отношение для этой страны должно значительно превосходить аналогичные отношения для других стран. Это мы и видим на рисунке ниже, а именно, что применение данного метода к любой другой развитой стране этого периода не дает аналогичного результата.



Итак, метод показывает значимый разрыв только в отношении Западной Германии и только после 1990 г. Значит, именно в это время и именно в этом месте произошло нечто особенное, что и было зафиксировано с помощью метода синтетических контролей. Таким образом, можно считать установленным, что чистый экономический результат объединения с бывшей плановой экономикой для Западной Германии является отрицательным.

На этот раз ограничусь сухими фактами, которые следуют из пересказанного исследования. Выводы каждый сделает сам.



Мой Телеграм-канал
Tags: плановая экономика, прикладная статистика, экономика развития, экономический рост
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 74 comments

Recent Posts from This Journal