Александр Скоробогатов (skorobogatov) wrote,
Александр Скоробогатов
skorobogatov

Categories:

Мысленный эксперимент: Навальный в кресле президента – что дальше?



Проходящие сейчас митинги организованы не ради прогулки. Навальный – политик, и, как у любого политика, его целью является власть. Предположим, ему удалось занять кресло президента. Теперь от лозунгов надо переходить к рутинной работе по управлению государством. С какими вызовами ему придется иметь дело на новом посту?

Отношения с Западом

Благожелательное отношение Запада – едва ли не главный ресурс Навального, который он, вероятно, желал бы сохранить. Но и логика, и история подсказывают, что в кресле президента это сделать не так-то просто. У России с Западом имеется целый ряд серьезных разногласий, по которым надо будет занять какую-то позицию. Напр., новому президенту надо будет решить, Крым – наш или не наш. Решение в любую сторону будет сопряжено для него с потерями, и, если он продолжит в этом вопросе политику Путина, то не придется долго ждать, когда в глазах Запада он станет Путиным номер два. (И это еще в лучшем случае, потому что Путина там хотя бы уважают, а ему уважение еще надо будет заслужить.)

Или, скажем, что делать с многострадальной трубой, которую все никак не дотянут до Германии из-за происков американских конкурентов? Бросить, как они хотят, или продолжать? Если продолжать, значит надо впрягаться в эту драку на стороне Газпрома. И как в этом случае к нему будут относиться его американские друзья?

Можно, конечно, от этой трубы отказаться, а заодно и вообще от всего европейского газового рынка в благодарность друзьям за президентское кресло. Друзья останутся довольны, а как насчет сограждан? За счет чего тогда повышать пенсии и прочие социальные выплаты, как он обещал?

Очевидно, что, при минимально рациональной политике на этих направлениях с его стороны, о дружбе с Западом можно будет забыть, а вместе с нею и расстаться с романтическим ореолом в соцсетях, привлекших к нему симпатии молодежи. Пройдет несколько лет, и молодежь найдет себе другого кумира, который уже его самого будет выставлять вором и бандитом.

Отношения с силовиками и элитами

Любая власть – это силовой ресурс, воплощением которого являются армия и органы правопорядка. Новому президенту придется выстраивать с этими структурами отношения. А какие могут быть отношения с силовиками, которые еще вчера тебя держали в тюрьме? Весьма вероятно, что с их стороны приказы нового президента будут саботироваться, а значит его власть будет сугубо номинальной и, скорее всего, временной.

Другой вариант – заменить личный состав силовых структур преданными людьми. Можно, конечно, поменять одного-двух генералов, но перетрясти весь генералитет – на это обычно не решаются даже те, кто крепко держит власть в своих руках. Правитель сильнее отдельного чиновника, но как правило слабее чиновников как организованной системы. Кроме того, если даже на это решиться, первым результатом будет развал системы правопорядка с соответствующими последствиями для безопасности простых людей.

То же самое касается и элит, в том числе крупного бизнеса. Именно последний сегодня вносит львиную доля налоговых платежей. Но ведь так было не всегда. Корпорации – тоже сила, которую еще надо суметь нагнуть, чтобы они поделились своими прибылями с народом. Путин это и делал, сажая одних олигархов и покупая других. А как будет действовать новый президент? Удастся ли ему совместить непростую политику воспитания послушного бизнеса с его лозунгом борьбы с коррупцией?

Если попробовать акул капитализма ломать через колено, да еще и без надлежащей поддержки силовых структур, можно быстро лишиться обретенного кресла, если не жизни. Если, с другой стороны, действовать, как подсказывает жизнь, с учетом интересов и сил разнообразных сторон, включая собственные возможности и авторитет, то в лучшем случае получится примерно то же самое, что получалось у всех других правителей. В этом случае, опять-таки, новому разоблачителю не составит труда представить нашего героя молодому поколению в самом неприглядном виде.

СМИ и свобода слова

Свобода слова – один из излюбленных лозунгов любой оппозиции, потому что с помощью слов пытается свалить действующую власть. А что происходит, когда эта цель достигнута? Правильно, свобода слова сыграла свою историческую роль в "свержении тирании" и больше не нужна. Причем, опыт показывает, что революционеры, получив власть, с нею расстаются особенно решительно. Оно и понятно. Ведь революционер во власти – это всегда нестабильность, кресло под ним качается. Если в этих условиях еще и позволить каждому говорить о себе, что вздумается, тем более, что поводов для этого будет в избытке, то скоро такой правитель превратится в посмешище не только для своих подчиненных, но и для остального народа.

Закончит такой правитель, скорее всего, в духе Керенского – в женском платье бегом из Зимнего дворца.

Государственное управление – это огромное количество непростых решений, и я привел как пример лишь три первые пришедшие на ум его сферы, в которых новому президенту пришлось бы их принимать. При любом выборе нужно чем-то жертвовать – либо поддержкой своих сторонников, либо интересами остального общества и, вместе с ним, интересами своей карьеры в качестве президента. Из истории известно, что, встав во главе государства, революционер обычно начинает действовать в интересах последнего. В итоге, его политика – это в той или иной степени продолжение политики предшественника с той лишь разницей, что новичок будет делать то же самое с изрядной долей паранойи и истерики.



Мой Телеграм-канал
Tags: СМИ, историческая социология, политическая экономика, экономика истории
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 92 comments