Александр Скоробогатов (skorobogatov) wrote,
Александр Скоробогатов
skorobogatov

Categories:

Что представляет собой современная экономическая наука?



На днях поговорили на СкептиКоне о современной экономической науке. Эта беседа вскрыла целый ряд распространенных предрассудков и заблуждений на этот счет, которые здесь уместно будет обсудить.

1. Одно из этих заблуждений состоит в отнесении к современной экономической науке таких направлений как австрийская школа и марксизм. Насчет первой отмечу собственный опыт общения с одним профессором экономики Венского университета – того самого, где и работали знаменитые основатели австрийской школы, Менгер, Визер и Бем-Баверк. На мой вопрос о том, как сейчас относятся студенты к этой школе, он мне ответил, что как правило они даже не подозревают о ее существовании. Это как если бы студенты-химики СПбГУ не знали, кто такой Менделеев.

Но это не так уж и удивительно, если учесть то, что австрийской школы как исследовательской программы сегодня попросту не существует. Те, кто ее сегодня популяризирует, – это публицисты, чья литературная деятельность никакого отношения к исследованиям не имеет.

В еще большей степени это относится к марксизму. Это учение не является ни научным, ни экономическим, представляя собой смесь философии и социологии. В нынешней классификации марксистов, считающих себя экономистами, относят к radical political economy – отстойнику, где собираются маргиналы от науки вроде плоскоземельников, геоцентристов, отрицателей эволюции и расширяющейся Вселенной, исследователей шаровой молнии и под.

Кстати, я не высказываю оценочного суждения по поводу этих направлений мысли, а лишь констатирую факт, что они не являются составной частью современного академического сообщества, если подразумевать под ним хорошие университеты и высокорейтинговые международные журналы;

2. Другой предрассудок – отсутствие консенсуса среди экономистов относительно предмета и метода их науки, из-за чего экономическая наука, якобы, представляет собой множество непримиримых школ. С этими вещами экономика давно уже определилась. Насчет ее предмета полную ясность внес Лайонел Роббинс в своей знаменитой статье 1932 г., так что спустя и почти девяносто лет после ее публикации понимание предмета экономики среди ученых остается прежним.

Что касается метода, здесь можно сослаться на другого столпа экономики, Пола Самуэльсона, который в своей диссертации 1944 г. на долгие десятилетия определил экономическую науку как аналогичную естественным по используемым ею методам;

3. Это переводит нас к третьему предрассудку об экономике как о гуманитарной науке. Так она и выглядит, если мы откроем советский учебник по политэкономии социализма. Здесь нужно понимать, что в СССР были разрешены лишь науки о природе, чем и объясняются советские успехи в физике и прочих естественных науках, тогда как "общественные науки" таковыми не являлись, а представляли собой нечто вроде катехизиса марксистко-ленинской идеологии.

Если же мы возьмем современную экономику, то как научная дисциплина она более всего походит на физику. Ее теория формулируется математическим языком, а предсказания из этой теории тестируются на доступных данных, где возможно, экспериментальных или квази-экспериментальных. Математика для построения теории нужна, а) чтобы сделать полные выводы из допущений, что далеко не всегда возможно с помощью простых логических рассуждений, б) сократить и упростить сами эти рассуждения, и в) придать предсказаниям из теории такую форму, чтобы обеспечить их проверку с помощью данных;

4. Ко всему этому следует добавить кое-какие наблюдения относительно экономической науки и ее подделок в нашей стране. До революций экономическая наука, как и другие виды культуры, у нас развивалась в ногу со временем. Впоследствии весь цвет науки был либо изгнан, либо вырезан. Поэтому прошлое столетие, ставшее прорывным для экономической науки в западном мире, у нас было периодом упадка. (Лучом света в этом темном царстве были советские математики во главе с Леонидом Канторовичем, которые находили иногда время для народнохозяйственных задач, что и было по достоинству оценено в остальном мире.)

В результате сегодня лишь очень немногие из тех, кто работает в сфере экономического образования, имеют отношение к экономике как к научной дисциплине. Это влияет и на уровень диссертаций, которые у нас защищают по экономике. Не сильно погрешу против правды, если скажу, что в 99% случаев защищаемая у нас диссертация не имеет никакой исследовательской составляющей, а если ее отправить в виде статьи даже в самый захудалый западный журнал, то его редактору и минуты не потребуется, чтобы принять решение о ее месте назначения в мусорной корзине.

Эти факты могут быть полезны и для широкой публики в плане понимания того, что в экономике, как и в других науках, помимо ученых встречаются, а в нашей стране даже преобладают, шарлатаны. И, чтобы отделить здесь зерна от плевел, требуются те же самые принципы фальсификации Поппера, против которых обычно не возражают применительно к естественным наукам, но о которых напрочь забывают, когда речь заходит о науках общественных.



Мой Телеграм-канал
Tags: Маркс, профессия экономиста, философия науки, экономическая методология
Subscribe

Posts from This Journal “экономическая методология” Tag

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 118 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →

Posts from This Journal “экономическая методология” Tag