Александр Скоробогатов (skorobogatov) wrote,
Александр Скоробогатов
skorobogatov

Categories:

Строительство газопроводов в обход Украины давно предсказано экономической теорией



Около ста лет назад, когда автопром в США постепенно становился одной из самых быстро растущих отраслей, компания "Дженерал Моторс" предложила куда более скромному своему партнеру, кузовному бюро Фишера, построить завод, который бы непосредственно примыкал к сборочному цеху автогиганта. На первый взгляд, такое предложение от более крупной компании – огромный успех, означающий стабильные заказы и выручку, но братья Фишеры от него отказались.

Эта история стала хрестоматийной как иллюстрация закономерности, которую впоследствии вывели теоретики и неоднократно протестировали эмпирики. Она срабатывает и на уровне малого бизнеса, и в личной жизни, и в случае отношений Газпрома с Украиной. В том числе, она объясняет, почему в советское время обходились одной трубой, а в постсоветское понадобились новые.

Для начала о том, почему Фишеры отказались от выгодного предложения.

Чтобы воплотить его в жизнь, обеим сторонам нужно было сделать крупные вложения в строительство новых производственных мощностей, заточенных друг под друга. Такого рода инвестиции впоследствии экономисты стали называть трансакционно-специфическими. В отличие от инвестиций общего назначения, такие инвестиции повышают отдачу от работы с конкретным партнером, но и создают зависимость от него. Если по каким-то причинам партнер откажется с тобой работать, ценность твоих вложений теряется, частично или полностью.

Хотя в той истории сторонам пришлось бы вложиться примерно поровну, для Фишеров как для менее крупной компании относительное значение этих инвестиций было бы больше, чем для "Дженерал Моторс", что открыло бы для последних возможность шантажа уже после завершения строительства. Его логика проста: в случае разрыва отношений мы пострадаем оба, но я пострадаю меньше, чем ты, поэтому, либо ты идешь на мои условия, скажем, двигаешься по цене, либо я ухожу, нанося тебе неприемлемый урон.

Заранее предвидя такое развитие событий, Фишеры отказались от сделки, несмотря на ее объективную экономическую целесообразность.

Отношения России и Украины по поводу газопровода целиком укладываются в эту схему с той лишь разницей, что Газпром, в отличие от Фишеров, угодил-таки в эту ловушку. (Правда, в то время, когда была другая страна и другая экономическая система, при которых этими соображениями можно было не руководствоваться.)

Я уже писал об этом в связи с получением Хартом Нобелевской премии по экономике:

Корень проблем отношений между людьми в самых разных областях жизни заключается в сочетании трех вещей — неведение, оппортунизм и необходимость индивидуального вклада в общее дело. Люди не могут заранее предусмотреть все нюансы своей общей деятельности, из которых вытекают взаимные обязанности. Поэтому непредвиденные обстоятельства будут создавать двусмысленность относительно этих обязанностей. Благодаря присущему многим людям оппортунизму при возникновении такой двусмысленности каждый будет трактовать договоренность в свою пользу. Казалось бы, если тебя что-то не устраивает, просто уйди. Но такая возможность исключается/затрудняется уже сделанными вложениями в общее дело. Сделанные тобой инвестиции создают возможность для партнера шантажировать тебя. Таким образом, люди регулярно встают перед дилеммой — либо потерять результат своих инвестиций, либо согласиться с произвольной трактовкой партнером условий договоренности в его пользу. И то, и другое сопряжено с потерями, которых могло бы и не быть, если бы в контракте было оговорено все.
...
Россия спорит с Украиной по поводу газопровода. Здесь налицо три свойства контракта, создающих конфликт по Уильямсону. Газопровод — это результат прошлых инвестиций, которым можно воспользоваться, только если Россия продолжает свои отношения с Украиной, т.е. поставляет газ в Европу через ее территорию. Их контрактные отношения являются специфическими, и когда возникают новые обстоятельства, такие как революция или война, у сторон появляется масса возможностей произвольно толковать договоренности в свою пользу. То, что таких проблем не возникало до распада СССР, прекрасно укладывается в модель Гроссмана-Харта. По всей вероятности, Россия сделала наибольшие вложения в строительство газопровода. Следовательно, она является наиболее заинтересованной стороной и должна обладать остаточными правами контроля. В рамках единого советского государства так и было, что и исключало споры, подобные нынешним.


Решение этой проблемы я тогда обобщал следующим образом:

Для того, чтобы стороны были готовы сделать такие инвестиции, нужно либо их разделить поровну, чтобы уравнять их возможности шантажа, либо передать наиболее заинтересованной из сторон остаточные права контроля, т.е. она должна купить другую сторону, превратив ее тем самым из партнера в подчиненного.

Когда Газпром строит другие газопроводы, он таким образом изменяет баланс потенциального шантажа в свою пользу – в этом их основной смысл в условиях рыночной экономики и раздельного существования бывших союзных республик.

Интересно, что экономические законы актуальны не только для акул бизнеса, но и для простых людей, о чем я тогда же упоминал следующим образом:

Соседи по парадной/дачному кооперативу могут воздерживаться от инвестиций в коллективные блага в виду опасений потерять результат своих инвестиций в случае разногласий друг с другом.

В бизнесе и в личной жизни то же самое, о чем уже здесь шла речь в контексте неочевидных законов экономики:

... бизнес и личная жизнь суть процессы, растянутые во времени и требующие от партнеров взаимных вложений. Индивидуальный вклад в общее дело зачастую теряется или обесценивается при разрыве отношений. Поэтому когда ты еще только выбираешь себе партнера, ты располагаешь полной свободой, но если ты уже выбрал партнера и прошел с ним какой-то путь, вы друг от друга зависите. Если на стадии выбора партнера ты был свободен в своем выборе, а кандидаты боролись за твое внимание, то после того как отношения начались, партнер занимает своего рода монопольное положение.

Эта важная организационная идея, развитая экономистом, зачастую не осознается. Опираясь на житейский здравый смысл, люди думают: «попробую поработать с этим, а дальше, если найдется более выгодный партнер, буду работать с ним»; «женюсь, а дальше, если не понравится, можно развестись». Но работая или живя с кем-то, ты вольно или невольно делаешь вложения, обрастаешь общей собственностью и, в случае семьи, детьми. Все это привязывает людей друг ко другу и затрудняет, если не делает невозможной, смену партнера.


Выводы:
1. Газпром правильно делает, строя новые газопроводы, даже если существующих газотранспортных мощностей достаточно для прокачки покупаемого у него газа;
2. СПГ выгодно отличается от газопроводного газа тем, что по способу доставки гораздо менее уязвим для потенциального шантажа партнеров по бизнесу. Это компенсирует более дорогую транспортировку и объясняет большие надежды, возлагаемые на СПГ и связанные с ним компании, включая наш Новатэк;
3. Когда берешься за какое-то дело вместе с другими людьми, обращай внимание на относительный размер и специфичность своего вклада. Если вклад велик и специфичен, он ставит тебя в зависимость от других компаньонов. Особенно актуально это в сфере личной жизни, поскольку, в отличие от бизнеса, касается немногим менее чем всех.



Мой Телеграм-канал
Tags: теория игр, теория контрактов, теория экономических механизмов, фундаментальный анализ рынка
Subscribe

Posts from This Journal “теория игр” Tag

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 141 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →

Posts from This Journal “теория игр” Tag