Александр Скоробогатов (skorobogatov) wrote,
Александр Скоробогатов
skorobogatov

Categories:

Средневековые корни рабства в Новом свете



Сравнительно недавнее рабовладельческое прошлое США в наше время стало поводом для самобичевания со стороны белых и выдвижения все новых и новых предложений компенсации потомкам угнетенных со стороны потомков угнетателей. Такая идеологическая повестка очень сковывает работу американских исследователей от общественных наук, которые желали бы разобраться в природе и истоках рабства в истории их страны. Тем интереснее сейчас знакомиться с выводами по этой теме, которые они делали в то время, когда было больше возможностей для беспристрастного анализа.

В статье четвертьвековой давности как раз содержится такой анализ, а я перескажу и дополню ее основные идеи.

Американское рабство Нового времени можно рассматривать как продолжение непрерывной традиции, восходящей к античным временам. Это требует уяснения эволюции принудительного труда в позднем Риме и в разных частях средневекового мира. Эта эволюция состояла в том, что рабство начало затухать уже в III в., но полностью никогда ни исчезало. Оно продолжало оставаться важным институтом в Византии, а также в ранних варварских королевствах, например, в испанском королевстве Вестготов. Оно имело место и в Скандинавии, и в Англии, и у славян.

В Средние века рабство в качестве господствующего института было вытеснено крепостничеством, которое в Западной Европе также пришло в упадок после приступа Черной смерти. В Восточной же Европе формирование крепостной системы вместо рабства происходило уже тогда, когда на Западе крепостная система ушла в прошлое. Одновременно с упадком крепостного права на Западе в Средиземноморье формировались плантационные хозяйства, основанные на рабском труде. Позднее освоение Нового Света привело к переносу туда средиземноморской плантационной системы.

Таким образом, история принудительного труда выглядит как циклический процесс, в разное время захватывающий разные регионы, в которых рабство то возникает, то сменяется более мягкими формами принуждения, то приходит в упадок. Смягчение принудительного труда в одних местах сопровождается его ужесточением в других местах — как будто, некая часть мирового населения всегда должна обслуживать другую часть населения, и этот жребий в течение истории передается от одних народов и социальных слоев другим.

Причинами упадка рабства в поздней Римской империи были, во-первых, исчезновение источника новых рабов в виде победоносных войн, во-вторых, опора империи в обороне границ на федератов — «наполовину романизированные» армии германских варваров, — что снизило безопасность путей сообщения и создало «фрагментацию» экономики, в результате чего — упадок торговли и, соответственно, крупных специализированных хозяйств.

Помимо этого, ориентация бывших специализированных хозяйств на самообеспечение, а не на рынок, должна была лишить их стимула к жесткой эксплуатации рабского труда. Ведь раб важен для хозяина постольку, поскольку обеспечивает ему чистый выигрыш, производя много и потребляя мало. Прибавочный продукт, создаваемый рабом, в рамках рынка подлежит обмену на деньги, которые, в свою очередь, будут накапливаться и увеличивать могущество хозяина. Но при отсутствии рынка всякий излишек подлежит потреблению и, потому, утрачивает значение стимула. Значит, переход к колонату может объясняться не только прекращением поставок дешевых рабов в виде пленных, но и нарушением рыночных связей. Еще один момент — прекращение поставок рабов и в рамках работорговли на большие расстояния.

Помимо экономической имеется и социально-психологическая составляющая. Рабство держится на восприятии определенных людей как «чужих». Когда в страну регулярно прибывают новые партии пленных из разных стран, их воспроизводство обеспечивается именно их импортом. Однако рабы как оседлая, укоренившаяся часть населения постепенно будут повышать свой статус. Это связано с тем, что со временем они будут приобретать более однородный характер в этническом и родовом смысле, становясь, тем самым, некоей организованной силой, противостоящей хозяину. И это особенно важно, если учесть, что организованная сила, стоящая за спиной хозяина, все больше испарялась: имперская власть ослабевала и разбавлялась или перекрывалась властями местного значения.

На смену Риму в Средние века приходят варварские королевства. Европа постоянно испытывает наплывы все новых и новых народов, что создает постоянное предложение рабов. Но серьезного хозяйственного значения они иметь не могли по причине отсутствия развитого рынка, который позволял бы извлекать из них выгоду как от товара или как от капитала. Рабы использовались в качестве домашней прислуги, в полевых, но некрупномасштабных, работах или же в качестве элемента престижа хозяина.

С другой стороны, необходимости в рабах не было еще и потому, что формально свободные люди попадали в зависимость от других людей по причине наличия у последних военных и технических ресурсов, доступ к которым был жизненно важен для первых.

Христианство изначально признавало институт рабства, допуская порабощение христианина христианином. Однако, начиная с эпохи Карла Великого латинская церковь стала перенимать мусульманское восприятие рабства как положения, допустимого лишь для неверных и в качестве воспитательной меры, направленной на его обращение. Соответственно, рабство, особенно на Иберийском полуострове, было направлено на то, чтобы подчеркнуть субординацию между своими и чужими в лице евреев, мусульман и обращенных.

Развитие аграрного капитализма способствовало превращению ‘serflords’ в landlords’, т.е. благодаря росту суконной отрасли и развитию национальных государств, главным стало уже не обладание военной силой или мельницей, а земля в качестве пастбища. В Англии это вело к превращению простого населения в арендаторов. Во Франции же оно в основном сохранило за собой собственность на землю, но, вероятно, несло более тяжелое налоговое бремя.

Итак, перечислим общие черты современного и древнего рабства:
1. Идеология порабощения, предполагающая его возможность и необходимость для чужих, т.е. неверных и подозреваемых в неверности; для преступников (замена рабством смертной казни); для негров (проклятие Ноя);
2. Наличие рабства в зависимости от возможности и хозяйственной необходимости, где в первом случае речь идет об успешных войнах, нищете или иных условиях, ставивших человека на край гибели, а во втором случае — о существовании хозяйств, нуждавшихся в рабах, например, плантациях Средиземноморья;
3. Распространенность иных форм принуждения: через оказание простому населению со стороны государства или его заменителя жизненно-важных услуг;
4. Существование рабства в Западной Африке, источником которого были междоусобные войны и грабительские рейды. Мужчины там использовались в качестве военной силы, а женщины — в полевых работах и в производстве потомства. При возникновении в Новом свете потребности в рабочей силе, Африка представляла собой готового поставщика рабов в лице вождей племен;
5. Аграрный капитализм, предполагающий возникновение специализированных хозяйств, продукция которых пользуется широким спросом, что стимулирует расширение производства и, соответственно, эксплуатацию.

Подробнее о рабстве и его истоках см. в моей статье.



Мой Телеграм-канал
Tags: США, историческая социология, экономика истории, экономика развития
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 15 comments