Category: литература

Category was added automatically. Read all entries about "литература".

Об экономике истории в моей книге

В прошлом году у меня вышла книга "Общество как договор между сильными и слабыми". В этой книге обобщается взгляд на общество, который представлен во многих записях этого журнала. Чем отличается подход экономиста к изучению истории от других подходов? В чем специфика экономики истории как отдельной области? Марксисты и им подобные фокусируются на эксплуатации одних другими, а современный западный мейнстрим предполагает, что определяющим для общества является добровольный обмен. Возможно ли что-то среднее? Как связаны между собой организация, силовой ресурс, общественная иерархия и обмен? Эти и другие вопросы я обсуждаю на видео.



О русском идеале любви, в отличие от западного



Образы Тристана и Изольды или Ромео и Джульетты уже не одно столетие являются идеалом любви как для писателей, так и для обычных людей. Эти образы, созданные западноевропейской культурой, являются плотью от плоти западного мировоззрения, истоки которого, в свою очередь, в западном христианстве. Имеется ли что-то подобное в нашей культуре? Можем ли мы предъявить миру образ пары, который бы, уходя корнями в седую древность, отражал бы черты нашего мировоззрения, основанного на Православии?

Collapse )

Дьявольская изнанка человека у Солженицына и Шаламова

Солженицын говорит об ужасном слове "идеология". Все-таки, «зло идеологизма» весьма относительно, как и все человеческое. Идеология — это сознаваемый и подсознательный смысл жизни, и отличие между людьми, плененными идеологией, от прочих в том, что последние свой смысл жизни полагают в том, что понимали под ним Эпикур, Бентам, Госсен и проч. Человек суть своей жизни может видеть в чем-то вне себя и в себе самом. И если этой сути что-то угрожает, человек становится страшен. У Шаламова, в отличие от Солженицына, дьявольская изнанка человека вскрывается как раз без всякой связи с «идеологизмом» — просто в связи с сохранением и улучшением индивидуальной жизни.